Перейти к основному содержанию

ОБРАЗ ГРИВНЫ В ТРАДИЦИОННОМ ИСКУССТВЕ ВОСТОЧНОГО ПРИГИНДУКУШЬЯ (КОХИСТАН, КАФИРИСТАН)

Mangal Pashtun torque. Originally part of the Janata collection (see p. 134, Schmuck in Afghanistan)
А. Ю. Емельянов, С. И. Каверин
 
ОБРАЗ ГРИВНЫ В ТРАДИЦИОННОМ ИСКУССТВЕ ВОСТОЧНОГО ПРИГИНДУКУШЬЯ (КОХИСТАН, КАФИРИСТАН)
 
Введение
 
Границу Южной и Центральной Азии составляет горный пояс – «Крыша мира» или High Asia, он включает в себя хребты Памир, Гиндукуш, Хиндурадж, Каракорум, где сходятся миры: индийский и тибетский, иранский и тюркский. Множество малочисленных этнических групп жило изолированно в труднодоступных долинах, что позволяло им веками сохранять архаичный уклад жизни и верования, однако к XX веку большинство из них примкнуло к мировым религиям, а некоторые и вовсе утратили собственный язык и были ассимилированы соседями. Особый интерес для исследователей представляют дардские народы – носители архаичных языков индоарийской группы. С ними соседствуют нуристанцы, чьи предки рано отделились от индоиранских племён в рамках арийской общности, а языки долго представляли загадку для лингвистов. Рассмотрим один из общих элементов материальной культуры этих и других народов афгано-пакистанского пограничья – гривны.
 
 
Рис. 1. Мотив двухрядной спиральной гривны. Резьба на столбе внутри дома.
Gawhar Najeeb Nuristani. Селение Аранс, округ Вайгал, провинция Нуристан, Афганистан.
Вторая половина XX в.
Fig. 1. The motif of a two-row spiral torque. The wood carving on the pillar inside the house of Gawhar Najeeb Nuristani. Arans village, Waigal district, Nuristan province, Afghanistan.
Second half of 20th century.
 
История распространения гривен
 
Не позже бронзового века у ряда народов западной Евразии возникла идея носить металлический прут на шее – как символ социального статуса, украшение и платёжное средство. С появлением универсального обменного эквивалента в виде монет гривны не исчезли и локально существуют по сей день. Можно предположить, что эта универсальная идея возникала независимо и позднее в различных регионах: например, у народов банту в Африке и мяо в Юго-Восточной Азии. Хорошо известны гривны кельтских племён античности, это украшение можно наблюдать на статуе «Умирающий галл» как типичный атрибут. В более поздние времена гривны получили распространение у народов Северо-Восточной Европы: славян и их соседей вплоть до Норвегии, известны тысячи находок. Однако в данной статье мы рассмотрим лишь народы, проживающие в Пригиндукушье.
На территории Афганистана и Пакистана (а также Ирана и Таджикистана) есть ряд областей, именуемых Кохистан (перс. «горная страна»), их жителей соседи называют «горцами» – кохистани. На востоке Афганистана это пашаи (широко расселены), гавар (провинция Кунар) и прочие, в пуштунской провинции Пакистана – торвали (округ Сват), гаври (Сват, Дир), а также малые народности округа Кохистан в верховьях Инда. Всё они говорят на языках дардской группы, имея также общие черты в образе жизни и материальной культуре. Нижние части долин в Пакистане населяют восточные пуштуны (пахтуны), преимущественно из племени юсуфзай, говорят на пушту (пахто) – языке иранской группы. По долинам кочуют гуджары – скотоводы-мусульмане, говорящие на годжри, языке индоарийской группы. Непосредственно у афгано-пакистанской границы расположены пакистанский округ Читрал и афганская провинция Нуристан. Титульный народ Читрала – кхо, также в нескольких долинах проживает народность калаша – последние язычники Гиндукуша; оба народа относятся к числу дардских. В провинциях Нуристан, Кунар и на краю Читрала живут нуристанцы, среди которых можно выделить 4 этнических группы (обобщённо именуемых нуристани). Помимо названных, в регионе есть ряд иных ираноязычных и дардских народностей, бытование гривен у которых отмечено не было.
Долины калашей до сих пор именуют Кафиристан (перс. «земля неверных»), однако правительство Пакистана обеспечивает им защиту. В прошлом это название применялось значительно шире, и последняя независимая языческая область занимала территорию провинции Нуристан и прилегающих районов.
Среди традиционных украшений дардов и нуристанцев особое место занимают гривны, которые были распространены как среди женщин, так и мужчин до обращения в ислам большей части населения Восточного Пригиндукушья. Сегодня гривны вышли из обихода почти полностью – в связи с глобализацией, культурной трансформацией и доступностью бус и дешёвой бижутерии. К последним десятилетиям XX века относится массовое производство дешёвых спиральных гривен из монетного сплава в пуштунских районах на северо-западе Пакистана (в первую очередь, г. Пешавар).
 
Форма гривен в регионе и технология производства
 
Гривна представляет собой шейное украшение в виде изогнутого металлического прутка, полосы или спирали. Таким образом, можно выделить 3 основных варианта гривен, известных с тех пор, как человечеству стала доступна обработка металла.
Первый и, по-видимому, самый ранний вариант – круглый или гранёный пруток, обычно имеющий некоторое расширение в центре и сужение к концам, либо наоборот. Такая форма встречается в наиболее архаичных шейных украшениях [4, стр. 25]. Позднее от этого типа гривен произошли массивные нагрудные украшения сложного сечения, получаемые литьём, украшенные чеканкой и гравировкой (рис. 2.). Такие гривны получили широкое распространение на северо-западе Индии и в Пакистане: в южной провинции Синд и в долине Сват на севере (Восточное Пригиндукушье).
 
 
Рис. 2. Гривна. Сплав меди, цинка и никеля. Пакистан, Синд. Сер. XX в.
Fig. 2. Torque. Nickel-copper-zinc alloy. Pakistan, Sindh. Mid. 20th century.
 
Второй вариант – плоские гривны, получаемые изначально путём расплющивания центральной части. Более поздние образцы изготовлены из листового металла, часто припаянного к основе из прутка. Этот тип нагрудных украшений чрезвычайно популярен в Юго-Восточной Азии, Индии и на юге Пакистана (Синд). Однако плоские гривны различной формы и декорировки встречаются также и на границе Южной и Центральной Азии – от Кашмира до Восточного Афганистана, и среди пуштуязычных кочевников кучи.
 
   
 
Рис. 3-4. Плоские гривны. Сплав меди, цинка и никеля. Афганистан-Пакистан, пуштуны.
XX в.
Fig. 3-4. Flat torques. Nickel-copper-zinc alloy. Afghanistan-Pakistan, Pashtun tribes.
20th century.
 
Третий вариант гривен – спиральные, центральная часть которых получается либо путём скручивания прутка (или нескольких прутков разной толщины) круглого сечения в гибкую полую спираль, либо путём закручивания прутка квадратного сечения вокруг собственной оси, либо с помощью литья, имитирующие эти два способа. Этот вид гривен был широко распространён среди народов Гиндукуша от Нуристана в Афганистане до Сват-Кохистана в современном Пакистане.
Отдельный интерес представляют собой спиральные гривны из круглого прутка, одно- или двух-трёхрядные (рис. 5). Однорядные гривны обычно имеют утолщение к центру, что позволяет соотнести их с античными образцами греко-бактрийской культуры [3, стр. 26].
Наряду с вышеописанными типами гривен можно встретить большое количество вариаций, например плоские и объёмные гривны с подвесками на цепочках, которые крепятся к кольцам, припаянным к нижнему краю гривны. Иногда встречаются старые тонкие гривны из одного прутка с припаянными к нему серебряными афганскими монетами XVIII-XIX вв. [11, стр. 99].
 
 
Рис. 5. Различные виды спиральных гривен. Сплав серебра. Нуристан или Сват.
XIX – нач. XX вв. [5, стр. 104-105].
Fig.5. Different types of spiral torques. Silver alloy. Nuristan or Swat.
19th – early 20th century [5].
 
Пуштуны племени юсуфзаи, проживающие в долине Сват, предпочитают носить шейные украшения отдельного вида – массивные спиральные гривны с большой круглой розеткой в нижней части (рис. 6), это солярный символ в дополнение к лунному образу самой гривны [11, стр. 98-100; 9, стр. 114]. Иногда дополняющую функцию играют напаянные монеты или прямоугольная пластина. У пуштунов племени гильзаи встречается разновидность такого украшения – узкая спиральная гривна с длинными подвесками из цепочек по бокам и рядом прямоугольных филигранных пластин в центре, заканчивающихся ажурной филигранной розеткой с концентрическими кругами, перекрещивающимися с лучами, расходящимися из центра [17, стр. 184, 186].
 
 
Рис. 6. Гривна с розеткой. Сплав на основе меди, серебрение. Пакистан, долина Сват.
Первая половина XX в.
Fig.6. Torque. Pakistan. Silver-plated copper alloy. Swat valley.
First half of 20th century.
 
В Пригиндукушье центром производства гривен была нижняя часть долины Сват, далее украшения шли в Сват-Кохистан, также в Читрал и Дир-Кохистан – разными путями. В «афганском» Кафиристане гривны были широко распространены как атрибут высокого статуса, и уже оттуда попадали в долины калашей, перенявших статусную культуру у соседей – кафиров-сияпушей [14]. Вполне возможно, что отдельные экземпляры изготавливались племенными ремесленниками на местах.
 
Символика гривны у народов Восточного Пригиндукушья
 
Форма как плоских, так и спиральных гривен, напоминающих своей формой полумесяц, несомненно, восходит по своей символике к древним доисламским культам луны – поклонению богине Анахите. Все гривны из вышеописанных регионов имеют характерные концы в виде незамкнутых колец, напоминающих птичьи головы. По мнению Йоханнеса Кальтера, исследователя традиционных культур Центральной Азии, этот мотив восходит к символике голов водоплавающих птиц – уток или гусей [11, стр. 142-144]. Скорее всего, загибание концов гривны продиктовано удобством: так они служат ушками для продевания нити и не оставляют царапин на шее. В Национальном музее Ирана хранится золотая гривна из провинции Гилян, относящаяся к парфянскому периоду (III в. до н. э. – III в. н. э.). Гривна выполнена из перекрученного прутка прямоугольного сечения с припаянными к концам головами баранов [6, стр. 29], что прямо указывает на символику фарна [1] – благого начала, связанного с культом солнца.
Спиральные гривны играли особую роль в культуре Кафиристана. Этот статусный атрибут носили мужчины высокого статуса (великие воины, вожди, устроители пиров), их жены и дочери. Кафиры северо-востока и северо-запада (сияпуши) устанавливали мемориальные фигуры из гималайского кедра на краю кладбища – в память о заслуженных соплеменниках через год после похорон. Кафиры юга (вайгали, ашкун) изображали соплеменников по случаю воинских заслуг – обе группы памятников имеют изображения гривен [8, с. 509-512]. Однорядные широкие спиральные гривны ‘ger’ были женскими, а двух- и трёхрядные ‘yamni ger’ из узких спиралей – мужскими [2, стр. 12]. Эти и прочие названия гривны в языках Пригиндукушья имеют в основе индоиранский корень ‘griva’ со значением «шея, загривок», так же звучащий в славянских языках. Касаемо сияпушей имеются синхронные письменные источники [15,16] с иллюстрациями и фотографиями.
В середине XIX века статусную традицию установки резных фигур на могилах у кафиров-сияпушей переняли дардоязычные кафиры-калаша, причём изготовлением занимались ремесленники сияпушей [14]. В 1896 году Кафиристан (кроме занятой британцами части) был завоёван афганскими войсками, а в 1930-е годы окончательно приняли ислам и беженцы, жившие среди калашей. С тех пор последним кафирам Гиндукуша пришлось изготавливать фигуры почивших важных соплеменников самостоятельно – по ряду причин сегодня и это стало редким.
Изображения спиральных гривен – традиционный мотив резьбы по дереву в долине реки Сват и её верховьях (Сват-Кохистан). Изображения гривен (рис. 1.) можно встретить на предметах повседневного быта (стулья, молельные доски, сундуки), на архитектурных элементах (панель над входом в мечеть) – и не только на дереве: известны изображения на могильных камнях, чеканка на подвеске, налеп у носика кувшина [11, илл. 170, 181, 192, 198-205, 214]. Также изображения гривен можно увидеть выбитыми на могильных камнях XX века с востока провинции Хайбер-Пахтунхва [12]. Там проживают пуштуны племени свати, вытесненные из нижнего Свата в конце XV века ныне доминирующими юсуфзаями. У бывших язычников на территории Афганистана известны изображения одно- и двухрядных гривен: на столбах домов (долина Вайгал, юго-восток Нуристана), на поверхности могильного ящика в окрестностях Чагансарая (теперь Асадабад, провинция Кунар).
 
Заключение
 
Шейные украшения в виде гривны были распространены у иранских народов древности: сарматов, парфян, кушан. Можно предположить, что те могли сохраниться у предков пуштунов и затем распространяться в Пригиндукушье в период исламизации, начиная с XI века. Таким образом, гривны стали ярким, характерным атрибутом горского населения нескольких долин Пакистана и в особенности язычников Афганистана (Нуристан/Кафиристан), который был, однако, заимствован и производился пуштунами нижнего Свата, где присутствовал в костюме практически всех этнических групп [11]. Другим центром производства гривен стала область Синд, куда некогда пришли саки – индо-скифы, также ираноязычный полукочевой народ.
До 1969 г. спиральные гривны кафиров были едва известны исследователям и коллекционерам [5, стр. 104-105], однако в антикварных и ювелирных лавках Афганистана продавались образцы прочих форм. Вероятно, интерес иностранцев обусловил новую волну производства гривен, из дешёвого металла. К нашему времени образ гривны локально перешёл в декор, а в качестве украшений они сохранились, вероятно, лишь у женщин кочевых скотоводов (гуджаров и кучи). В то же время подобный яркий предмет украшает многие выставки и коллекции в странах Запада, а также гардероб модниц в рамках ориентализма (стили «бохо», «трайбл»).
Гривны могут вернуться в костюм населения Пригиндукушья (и диаспор) на волне новых тенденций в моде и при запросе на реконструкцию, реставрацию элементов традиционной культуры при формировании идентичности новых этнических групп Восточного Афганистана. Так, например, в данное время потомки кафиров сплачиваются в народ нуристани, а для многочисленных дардских сообществ общее именование пашаи становится всё более привычным, и элементы культуры отдельных долин начинают восприниматься как национальные (пример: белая шерстяная куртка нуристанцев).
 
Литература
 
1. Литвинский Б. А. Кангюйско-сарматский фарн (к историко-культурным связям племён южной России и Средней Азии). / Б. А. Литвинский – Душанбе: «Дониш». 1968. 120 с. + 6 табл.
2. Сазонова Н. В. Искусство Афганистана из собрания Музея Востока. / Н. В. Сазонова – М.: 2011 – 17 с.
3. Фахретдинова Д. А. Ювелирное искусство Узбекистана. / Д. А. Фахретдинова – Ташкент: Издательство лит. и искусства. 1988. – 204с.
4. Украшения Востока. Из коллекции Патти Кадби Бёрч, США. Каталог выставки. М.: 1999 – 155 с.
5. Alfred Janata. Schmuck in Afghanistan. / Janata A. – Graz: Akademische Druck- u. Verlagsanstalt, 1981. – 212 s.
6. An overview on the history of ornaments and jewelry in Iran. / – Tehran: National Museum of Iran, 2013 – 48 p.
7. Anne Leurquin. A World of Necklaces. Africa, Asia, Oceania, America from Ghisels collection. / Leurquin A. – Milano: Scira Editore S.p.A. 2003 – 464 p.
8. Catalogue of the National Museum of Afghanistan, 1931–1985. / UNESCO: 2006 – 539 p.
9. Ethnic jewellery from Africa, Asia, and Pacific islands / – Amsterdam and Singapore: The Pepin Press, 2008. – 254 p.
10. France Borel. The Splendor of Ethnic Jewelry. From the Colette and Jean-Pierre Ghisels Collection. / Borel F. – New York: “Harry N. Abrams, Inc., Publishers” 1994. – 256 p.
11. Johannes Kalter. The Arts and Crafts of the Swat Valley. Living Traditions of Hindu Kush. / Kalter J. – New York: “Times and Hudson” 1991. – 180 p.
12. Jürgen Wasim Frembgen. Religious Folk Arts as an Expression of Identity: Muslim Tombstones in the Gangar Mountains of Pakistan / Frembgen J. W. – Muqarnas XV: An Annual on the Visual Culture of the Islamic World. Leiden, 1998: 200-210.
13. Max Klimburg. The Kafirs of the Hindu Kush: Art and Society of the Waigal and Ashkun Kafirs. / Klimburg M. – Wiesbaden: 1999. – 431+825 p.
14. Max Klimburg. Status Culture of the Kalasha Kafirs in Chitral. Journal of Asian Civilizations, Special Tribute Edition / Klimburg M., Vol. XXXI, Nos. 1 and 2, July-December 2008: 168‐194.
15. George Scott Robertson. The Kafirs of the Hindu-Kush. / Robertson G. S. – London: 1896. – 658 p.
16. William Lockhart, Robert Woodthorpe. The Gilgit mission 1885-1886. / Lockhart W., Robert W. – London, 1889. – 448 p.
17. Wolf Dieter Seiwert. Jewellery from the Orient. Treasures from the Bir Collection. / Seiwert W. D. – Stuttgart: 2009 – 320 p.
 
Публикации:
 
1. Емельянов А. Ю., Каверин С. И. ОБРАЗ ГРИВНЫ В ТРАДИЦИОННОМ ИСКУССТВЕ ВОСТОЧНОГО ПРИГИНДУКУШЬЯ (КОХИСТАН, КАФИРИСТАН). А. Ю. Емельянов, С. И. Каверин / Дизайн. Материалы. Технология. – 2019. – № 2 (54). – С. 68–171.  
2. Емельянов А.Ю., Каверин С.И. Образ гривны в традиционном искусстве Восточного пригиндукушья (Кохистан, Кафиристан). А. Ю. Емельянов, С. И. Каверин /  XXII-я Всероссийская научно-практическая конференция студентов, магистрантов и аспирантов по направлению «Технология художественной обработки материалов»/ Сборник научных трудов (1-3 октября 2019 г.) г. Якутск / отв. ред. Е.Э. Григорьева. – Якутск: ООО «Компания «Дани-Алмас»,, 2019. – 486 стр.

Новинки

Товары недели

Перстень с черным агатом
Артикул: 11700
Запас: 1
950 ₽
12