Перейти к основному содержанию

Ювелирные украшения Туркмении конца XIX – начала XX в собрании ГМИНВ

 Загитова М.А.

Ювелирные украшения Туркмении

конца XIX – начала XX в собрании ГМИНВ

 

 

В Государственном музее искусств народов Востока (ГМИНВ) собрана богатейшая коллекция туркменских ювелирных украшений конца XIX - начала XX вв. Основу нашего собрания составили образцы, полученные в 1956 г., когда директор Государственного Музея Восточных культур (ГМВК) П.М. Рябинин, обратился к Министру культуры Туркменской ССР К.М. Кулиеву с просьбой о передаче произведений ювелирного искусства, «которое в нашем Музее совсем не представлено». В том же году музеем были получены первые «10 экспонатов народного творчества, всего на сумму 9650 руб.» (1, стр. 136) В дальнейшем, собрание пополнялось за счет закупочных экспедиций в Среднюю Азию, в частности в Туркмению, проводимых сотрудниками отдела Советский Восток. В 1981 г. большой знаток искусства народов Средней Азии и Казахстана М.Н. Халаминская, на протяжении ряда лет собиравшая ювелирные украшения, завещала свою коллекцию Музею Востока. (2, стр. 14). В начале 90-х гг. в фонд музея поступило 238 образцов туркменских женских ювелирных изделий, что значительно увеличило и обогатило собрание ГМИНВ. Таким образом, на сегодняшний день наш музей обладает более чем 650 прекрасными образцами туркменского ювелирного искусства.

В нашем фонде представлены все виды традиционных туркменских ювелирных изделий. Женские и мужские украшения, обереги и амулеты, а так же пряжки, фрагменты поясов. Имеются также образцы конской сбруи, кожаные части которых обильно инкрустированы вставками сердолика и мелкими штампованными серебряными накладками. В коллекции самой обширной является группа текинских украшений, очень интересны изделия йомудов, реже встречаются работы мастеров-ювелиров таких племен как сарыки, салоры, эрсари и човдуры.

Обилие ювелирных изделий поражало путешественников по Туркменистану во все времена. Вот, что писал знаток туркменского быта Ф.А. Михайлов: «Мне приходилось видеть богатых туркменок, которые за весом навешенных на них украшений с трудом поворачивали голову. Туркмены любят увешивать своих жен серебряными украшениями и надевают такие же на детей своих с массой привешенных к ним серебряных бубенчиков, сами же, когда имеют средства, щеголяют доброй хорасанской шашкой или афганским ножом, отделанным в серебро туземными мастерами. Портупеи к шашке также украшаются серебром с сердоликом и позолотой». (3, стр. 174)

Профессия ювелира (зяргяра, кумушчи) в Туркмении была исключительно мужской и требовала больших навыков и художественного вкуса. Ювелирное мастерство чаще всего передавалось по наследству: от отца к сыну или племяннику, хотя в начале 20 в. ювелирному делу начали обучать и посторонних. Об обучении договаривались устно. Ремесленник, бравшийся воспитывать и учить ученика, не брал с него оплаты. Напротив, он предоставлял ему на время обучения кров, стол, ночлег и даже в некоторых случаях за успехи и послушание вознаграждал его. Обычно в подмастерья поступали мальчики не моложе 10-12 лет. Срок обучения не регламентировался, но, как правило, для родственников это было – от 3 до 5-ти, для посторонних до 5 и более лет (4, стр. 48). На протяжении первых лет обучения мальчику доверяли лишь самые примитивные работы – раздуть меха или убраться в мастерской. Постепенно, видя, проявленный интерес и способности своего подопечного, мастер предоставлял возможность показать себя в деле - ему поручали выполнять простейшие элементы украшений: сначала петли, чуть позже – гнезда для вставок. Когда ученик постигал производством отдельных деталей, ему доверяли припаять их к изделию. За годы обучения ребенок овладевал почти всеми техническими приемами, и мог перейти в разряд подмастерья или помощника. (5, стр. 28)

Получить «звание» серебряных дел мастера, можно было сдав экзамен – самостоятельно сделать украшение. По результам оценок, (оценивали изделия зяргяры из соседних селений) «комиссия» выносила вердикт новоиспеченному ювелиру. В случае положительно оценки, происходил обряд посвящения в мастера.

Обряд отмечался общепринятым традиционным ритуалом – благословением учителя и пиршеством (той), на который забивали барана и готовили праздничные блюда, если семья молодого человека могла себе это позволить. Приглашали аксакалов, родственников, муллу. В конце праздника мастер дарил уже бывшему своему ученику некоторые инструменты и материалы для работы, а один из аксакалов от имени ученика, в знак глубокого уважения дарил учителю халат (дон) (4, стр. 49). Но еще долгое время молодой зяргяр, прежде чем вынести свой товар на базар, обязательно показывал каждую вещь учителю.

Весь свой инструмент ювелир хранил в переметной суме - хурджум, с ней же он ходил по заказчикам. Инструментарий состоял из небольшой наковальни, переносного горна с мехами для раздувания огня, молоточками, ручных тисков, железной пластинки с отверстиями разного диаметра для вытягивания проволоки, набора штампов для нанесения орнамента (хорошие мастера должны были иметь не менее 20 калыбов), ножниц для разрезания тонких пластин металла, каменной или из огнеупорной глины чашечек для плавки золота и металлических чашечек для плавки серебра, щипчиков, с помощью которых чашечки доставали из огня, инструмента для сварки швов и скрепления отдельных частей украшения.

Основным материалом для изготовления туркменских ювелирных украшений было серебро, которое приносил заказчик. Часто заказчик на новое изделие отдавал на переплавку старые украшения или серебряные монеты. Изредка встречались украшения, главным образом серьги и кольца, из золота, особенно среди прикаспийских иомудов. Среди бедных туркменок до революции бытовали медные или посеребренные украшения. (3, стр. 177)

Выбор серебра был связан, с одной стороны, тем, что в рассматриваемый период, добыча драгоценных металлов на территории Средней Азии имела ограниченный характер и не обеспечивала местные потребности. Чаще использовали, как упомяналось выше, переплавленные серебряные монеты или серебряные слитки.

С другой стороны, использование именно этого материала объяснялся древней доисламской верой в магическую и сакральную силу металла, которая укоренилась и в сознании мусульман-туркмен. По преданиям, золото обладало магической силой солнца и считалось металлом божеств, царей и мужчин. Серебру же приписывалась сила луны, украшения из серебра соотносились с женским началом. Со временем, в культуре исповедующих ислам народов произошло существенное переосмысление значения драгоценных металлов. И, если золото и драгоценные камни стали принадлежностью высшего сакрального мира, то для земного существования были оставлены серебро и полудрагоценные камни (7, стр. 151-155). В Коране, в суре 22, в стихе 23 говорится: «Поистине Аллах введет тех, которые уверовали и творили благое, в сады, где внизу текут реки. Разукрашены они там будут браслетами из золота и жемчугами, и одеяние их там – шелк». Таким образом, в Коране подтверждается, что золото связано с высшим сакральным миром. Версия, что серебро является металлом людей смертных, получила развитие в хадисах (сказаниях о жизни Пророка): Человек пришел к Пророку с железным кольцом на пальце. Пророк спросил: «Почему ты носишь украшения неверных?» Человек немедленно снял железное кольцо и надел кольцо из железной меди. На это Пророк сказал: «Я чувствую запах идолов от тебя». Тогда человек снял медное кольцо и спросил Пророка: «Скажи мне, О, Посланник Бога, из какого металла мне сделать кольцо?» Пророк ответил: «Только из серебра». Вот почему массовые украшения изготовлялись из серебра с позолотой. В таком виде они соответствовали традиционным представлениям о магической силе золота и серебра, но не противоречили нормам ислама (5, стр.34-37).

Кроме того, серебро обладает антисептическими свойствами, и в жару, оно служило кочевникам защитой и лекарством в случае ранения. По преданиям, некоторые мастера совмещали ремесло ювелира с врачеванием и не раз спасали жизнь воинам. Женщины-туркменки предпочитали носить только серебро, так как, по их мнению, блеск серебряных украшений, отделанных вставками сердолика, прекрасно оттенял строгие традиционные платья туникообразной формы темно-вишневого или зеленого цвета.

Туркменские ювелиры из основных технических приемов больше всего применяли резьбу на проем, гравировку, штамп, технику золочения по серебряной основе, насечку и ковку. Мастер создавал свои украшения в одной плоскости, вырезая из гладкого листа формы традиционных изделий. Для выполнения основных форм или составляющих их пластин-медальонов подготавливались тончайшие серебряные листы способом холодной ковки, широко распространенным в Средней Азии. Тщательная проковка улучшала качество металла, придавала необходимую пластичность и плотность материалу. Серебряный лист складывали несколько раз, немного подогревали и проковывали, повторяя всю операцию неоднократно. Готовую пластину накладывали на бронзовую матрицу (материнский калыб) с глубоко вырезанным узором. Небольшие формы отпечатывались через свинцовую прокладку, чтобы не порвать тонкий лист, при помощи бронзового штампа (отцовский калыб) с выступающим резным орнаментом. Большие формы пластин выбивались молоточком без применения штампа. Маленькие детали оттискивались специальными штампами в виде металлического стрежня с рельефным узором-штампом на конце. На некоторых штампах одновременно вырезалось очень много мелких деталей в виде розеток, цветов, листочков, стрелок и т.д., из которых спаивались подвески, набирались накладные элементы для декора. В особой матрице штамповались полусферические куполки для девичьего наголовного украшения купбы и цилиндрической формы амулеты – тумар (5, стр. 41-41). Обычно наборы калыбов передавались по наследству.

У каждого туркменского племени были свои особенности изготовления ювелирных изделий. Но самым распространенным способом отделки украшения для всех мастеров была гравировка и золочение. Причем мастера племен теке и иомудов чаще использовали позолоту: ювелиры-текинцы золотили фон, оставляя орнамент серебряным. Иомуды чаще всего золотили сам рисунок орнамента, оставляя поверхность изделия серебряным. Сарыки и салоры вовсе не использовали позолоту, узор наносился только гравировкой. И только иомудские зяргяры украшали изделия накладными орнаментированными, штампованными, золочеными пластинками разных форм (6, стр.129-130).

Края изделий отделывали чаще накладной филигранью – тонкой вытянутой скрученной серебряной проволокой, реже зернью - мелкими литыми шариками. Свои украшения мастера обильно инкрустировали сердоликом, который обладал не только целебными свойствами, но и был камнем, приносившим благополучие человеку. Вставки обычно имели овальную форму или круглую. Однако в начале 20 в. чаще стали использовать цветное стекло, мастику и бусины. Иомудские ювелиры помимо сердолика очень часто использовали бирюзу. Так же нижние края украшений декорировали мелкими штампованными подвесками разной конфигурации, монетками, бубенчиками и цепочками.

Характер орнамента у туркменских племен был так же неоднороден: текинские ювелиры наносили гравированный орнамент «ислими» - сложные витиеватые растительные завитки, которые обрамляли всю поверхность украшения. Часто встречается прорезной орнамент в виде пальметты, буты и валют. У иомудов, сарыков и эрсари в орнаменте преобладали геометрические формы в виде ромбов, треугольников, кругов и полукругов. Мастера-иомуды обычно дополняли изделие роговидными фигурами (2, стр. 9-10).

Авторство в традиционном туркменском ювелирном искусстве конца 19 – начала 20 вв. определить довольно сложно. Но, на некоторых изделиях, хранящихся в собрании ГМИНВ, на обратной стороне серебряных украшений и детских амулетов, можно встретить процарапанные надписи арабскими буквами, например, «Сделано мастером Али, Да, хранит Аллах». На некоторых предметах выгравирован год (чаще по мусульманскому календарю), что дает возможность предельно точно датировать данную вещь. Атрибутировать изделие помогают орнаментальные и технические приемы, характерные для разных племенных объединений. Часто время изготовления данного украшения позволяет определить наличие вставок из стекла вместо сердолика. Как известно, с начало 20 в. чаще стали применять мастику или стекло. В нашей коллекции хранятся украшения, в основном это детские амулеты и обереги, где на обратной стороне выгравировано имя ребенка, для которого это изделия предназначалось. Среди серебряных изделий встречаются и такие украшения, у которых на сердоликовых вставках выгравировано слово Аллах или цветочный орнамент.

Особое место в коллекции ювелирных изделий Туркмении занимают девичьи и женские украшения. Даже сегодня традиционный женский костюм туркменки нельзя представить без серебряных украшений, нашивающихся на одежду и надевающихся поверх нее; покрывающих головной убор, шею и руки. Для туркменских ювелирных украшений характерны массивность, строгость форм и орнамента, простота линий и соразмерность всех элементов декора и формы.

С самого раннего детства и до глубокой старости сопровождали туркменок ювелирные украшения. Конечно, эти изумительные изделия создавались не только как декоративное дополнение к платью, но и как чудодейственные талисманы. Формы, расположение камней, пропорции, композиция, орнамент – все это несло в себе магическое значение. По представлению туркменского народа, украшения–обереги защищали и отпугивали злых духов и привлекали добрых, притягивали удачу и достаток, оберегали от болезней. Так, например, первыми украшениями маленьких детей – и девочек и мальчиков были обереги, которые нашивали на детскую одежду, тем самым, защищая малышей от болезней и дурного глаза (2, стр. 174). Детские украшения имели и чисто практическое значение: когда ребенок только начинал ползать, ему надевали жилет с нашитыми на спину бубенчиками. Занятая делами мать, по звуку бубенчиков могла определить, где ее малыш находится.

Различия в украшениях, присущие тому или иному полу, появлялись только после 5 лет. Особенно много изделий носили девочки 9-12 лет, которые в это время уже считались невестами. С этого же времени, а иногда и с самого рождения дочери, родители начинали готовить приданое, которое состояло из полного свадебного комплекта ювелирных украшений, вес которого иногда достигал до 10 кг. Эти же украшения являлись обязательной частью костюма молодой жены в течение года после свадьбы во время праздников. После рождения одного-двух детей их количество заметно сокращалось. Пожилые женщины носили очень мало украшений. Женщины в семьях среднего достатка после 30-35 лет в повседневной жизни ограничивались самыми необходимыми, по их мнению, украшениями головного убора и платья и кольцами (3, стр. 174-175).

Представленные в коллекции ГМИНВ ювелирные изделия, относящиеся к разным племенным объединениям - это традиционные женские и девичьи комплекты украшений: наголовные, налобные, височные, накосные, нагрудные, украшения для рук - колька и браслеты. Особую роль в женском костюме играли наголовные, налобные и накосные украшения, которые указывали не только на возраст и положение в обществе девушек и женщин, но призваны были защищать и оберегать их. Обычай закрывать волосы исходит из поверья, что с волосами связано самочувствие человека: «У оседлого населения равнин…было широко распространено колдовство, связанное с представлением о возможности порчи через волосы» (5, стр. 79).

Традиционно, девочкам с 12-ти лет поверх тюбетейки или шапочки тахья пришивали серебряное навершие-украшение купба в виде полусферического куполка с торчащей вверх трубочкой. Если девушка была засватана, в трубочку вставляли перья совы или филина, которые выполняли роль оберега. Куполок купба девушка носила до свадьбы (3, стр. 178). Интересно, что и на шапочки мальчиков до 10 лет также пришивали навершие купба, которое отличалось более скромным декором или отсутствием его вовсе (9, стр.188).

В нашем фонде хранятся 10 серебряных куполков, каждый из которых представляет образец изящества и художественного вкуса зяргяра. Обычно куполок украшали несколькими вальцованными лентами, которые делили его 4 – 12 секторов, каждый из которых был богато отделан вставками сердолика, позолотой и гравированным орнаментом. Иногда припаивались дополнительные накладные медальоны в форме розеток поверх изделия, в месте стыка куполка с трубочкой. К нижнему краю куполка присоединяли многочисленные подвески, которые веером раскладываются на поверхности шапочки. Вариантов подвесок много: это и цепочки со штампованными деталями шельпе стреловидной формы на конце, и сцепленные в ряд маленькие фигурные, в основном ромбовидные, медальоны, украшенные вставками сердолика и т.д.

Одним из самых распространенных налобных украшений для девочек, девушек и молодых женщин до рождения одного-двух детей было синсиле (синсиле, сумсуле), которое пришивалось или крепилось крючками к шапочке. Наше собрание насчитывает три полных комплекта синсиле (в комплект входит налобная повязка с падающими вниз боковыми подвесками) и многочисленные фрагменты этого изделия в виде отдельных рядов или подвесок. Термин синсиле является собирательным для различных по своей форме украшений на девичий или женский головной убор. Синсиле – это красивое серебряное изделие, состоящее из одного-двух рядов мелких штампованных пластинок разной конфигурации, прикрепленных к звеньям длинных цепочек, с подвесками, спускающимися на лоб и по бокам (3, стр. 180). Длина рядов достигала до 45 см, а ширина вместе с боковыми подвесками - до 50 см. Между мелкими пластинами верхнего ряда органично вписаны более крупные пластины, обычно прямоугольной формы с зубчатыми краями, украшенные крупными вставками сердолика. В центре украшения обычно находится пластина с завершением в виде треугольника или закругленных рогов барана. К нижнему ряду цеплялись плоские ромбовидные шелестящие медальоны. По бокам изделия обычно подвешивали фигурные длинные височные подвески – тенечир, которые представляли собой две вертикально скрепленные фигурные пластины с цепочками по краям.

В коллекции музея имеются и разновидности синсиле - налобные украшения ильдиргич в виде ряда крупных прямоугольных серебряных пластин с подвесками, и манлайлык – полоса шириной 10-12 см, которая собрана из 2-х боковых крупных треугольных медальонов с небольшими ромбовидными пластинками в центре. Оба изделия крепились крючками к головному убору. Украшения выглядят очень оригинально и своеобразно за счет геометрии форм, многочисленных вставок, золоченого орнамента и свисающих подвесок разной длины. Если синсиле считалось украшением девичьим, то ильдиргич носили женщины 30-35 лет (3, стр. 188).

Как уже отмечалось выше, неотъемлемой частью девичьего налобного украшения были височные подвески – тенечир и адамлык. У одних племен эти изделия составляли с украшениями на головной убор единый комплекс (см. выше), у других – стали самостоятельным украшением, особенно подвески тенечир, использовали и как серьги (3, стр.191).

Височные парные серебряные подвески адамлык, крепились крючками по бокам хасавы (головной убор представлял собой твердый каркас из соломы или холста, обтянутый бархатом или шелком). По форме подвески напоминали стилизованную подбоченившуюся фигуру (2, стр. 41). Неслучайно, название адамлык – это производное от тюркского слова адам – человек. Вся поверхность центральной фигурной пластины золотилась, украшалась 2-3-мя крупными вставками сердолика по центру, накладными штампованными полосами с маленькими куполками, верхняя часть декорировалась крупным прорезным орнаментом в виде арок. Низ венчали длинные подвески из многочисленных круглых орнаментированных штампованных бляшек. Окантовывали фигурную пластину тонкая витая проволока и накладные шарики зерни, которые повторяли форму изделия. Серебряные подвески тенечир чаще всего состояли из двух вертикально соединенных фигурных серебряных пластин грушевидной формы с резным навершием, края которого действительно напоминали выпуклости женской фигуры; или треугольной, с высоким, в виде вверх тянущегося ростка с ажурным навершием. Нижний край треугольника дополнялся 6-ю зубчатыми выступами. Каждая пластина орнаментировалась позолотой, прорезным и гравированным орнаментом, крупным сердоликом в центре. По периметру пластин припаивалась накладная полоса с филигранным поясом. Низ декорировался длинными подвески-цепочки с плоскими штампованным, дутыми деталями шельпе, чередуясь с круглыми пустотелыми бубенцами. Как уже упоминалось выше, некоторые племена использовали височные подвески тенечир в качестве серег гулак-тенечир, при этом сохраняя функции подвесок.

Серьги у туркмен делились на крючковые гулак-тенечир и кольцевые гулак-халка (ушное кольцо), распространенные исключительно среди женщин-иомудок и салор (3, стр.192). Этот вид серег представлял собой серебряное разъемное кольцо (диаметр 6-14 см) из круглой в сечении проволоки, каждый конец которой сплющен, со сквозной дырочкой, за которую ее подвешивали. К нижнему краю кольца (дужки) с внутренней стороны припаивалась фигурная пластина с неровными краями, украшенная накладными позолоченными штампованными бляшками - куполками, розетками, треугольниками и ромбами; прорезным орнаментом в виде полумесяца. В изделия вставляли до 6-ти вставок сердолика. Нижний край кольца орнаментировался штампованными полыми сдвоенными куполками, спаянными между собой, образуя цепь из маленьких фигурок. Для предохранения ушной мочки от растягивания, наиболее массивные серьги закрепляли на головном уборе крючком.(3, стр.193)

Помимо выше перечисленных височных украшений молодые туркменки носили серебряные подвески чекелик – длинные спускающиеся от ушей на грудь и от затылка на спину серебряные подвески, состоящие из отдельных фигурок, грушевидной формы, соединенных между собой цепочкой с нанизанными маленькими штампованными медальонами. Две грушевидные пластины с большими крючками, за которые они цеплялись к шапочке. Изделие покрыто позолотой, гравированным орнаментом растительного характера, украшено в центре сердоликовыми вставками. Пластинки соединены между собой цепочкой, к звеньям которой прицеплены 11 маленьких штампованных овальных медальонов со слегка заостренными концами. Каждый медальон украшен выпуклым орнаментом. Судя по длине цепочке в 17 см, это украшение принадлежало маленькой девочке.

Необычно выглядит украшение женского головного убора - эгме. Это высокая широко выгнутая серебряная золоченая пластина трапециевидной формы с прорезным орнаментом, инкрустированная сердоликом. Украшение нашивали на ситцевую полоску, концы которой завязывали на головном уборе сзади. Как правило, плоскость эгме делится на 2-8 прямоугольников, вписанных один в другой, которые декорированы прорезными мелкими треугольничками. Поле центрального прямоугольника заполнено гравированным орнаментом с четко выделенными горизонтально расположенными крупными сердоликовыми вставками. Верхний край пластины оформлены мелкими зубчатыми выступами, которые предназначены для закрепления головного платка. В начале 20 в. это украшение было показателем состоятельности рода. Чем выше эгме, тем богаче и знатнее была семья. Самые широкие изделия (тяжелые и дорогие) достигали в высоту 40-50 см, их носили женщины зажиточных семей. Такие эгме назывались оникисимли (т.е. 12-рядные), были и проще – алтысимли эгме (т.е. 6-рядные). Особенно модным среди туркменок это украшение было в 20-ые гг. начала 20 века (3, стр.188). В фонде нашего музея хранятся семь великолепных эгме, представляющих неоспоримый интерес и ценность для исследователей среднеазиатского ювелирного искусства.

Женщины-туркменки носили украшения на головном уборе до 35-40 лет, причем не каждый день, а лишь по праздникам. Однако многое зависело от их положения в обществе: богатые туркменки даже старше после 50 лет носили богато украшенные головные уборы. Большинство же женщин после 40 лет почти не носили наголовных ювелирных изделий. Вышивкой или серебряными украшениями чаще всего покрывали только нижнюю шапочку, сверху прикрытую платками. Так, например, пожилые женщины племени сарыков, головной убор, представляющий собой довольно высокую шапку, обшивали штампованными круглыми серебряными бляшками чапраз. У других племен пожилые женщины, например, текинки, головной убор украшали специальными полосами из фигурных серебряных пластинок с крючками на конце, которые были не только украшением, но, прежде всего, служили креплением головного платка яшмака (3, стр. 191). Такое украшение назвали яшмак уджи (буквальный перевод конец яшмака). Второе название кебелек изделие получило из-за сходства пальметтообразной пластины с бабочкой. В нашей коллекции крепление яшмак уджи является самым многочисленным видом женского наголовного убранства. Всего их насчитывается около 85 образцов. Это изделие однотипно по своей форме, но разнообразно в элементах орнамента и декора. Украшение представляет собой полосу из серебряных пластинок разной конфигурации, подвижно сцепленных между собой. На одном конце такой полосы – пластины с петлей, которая пришивается к платку, на другом – пластинка «бабочка» с крючком, которой крепят конец платка. Обычно полоса состояла из одного-трех рядов пластинок. По форме, медальоны могут быть треугольными или полутреугольными с веерообразным навершием и квадратными, пальметтобразными, прямоугольными с ушками, припаянными по бокам, круглыми или овальными с резными краями, похожими на цветы, ромбовидными и т.д. В декоре в основном присутствует прорезной орнамент в виде мелких арок, треугольников, сердец, кружочков, валют. Инкрустированы все пластинки маленькими овальными или круглыми сердоликовыми вставками. Часто, края прямоугольных пластин окаймляют припаянные вальцованные ленты. Вариантов соединения пластин между собой несколько - медальоны цепляются за специальные колечки, припаянными по бокам к их основе, иногда в качестве креплений выступает длинная цепочка или короткая цепочка, чередующаяся с маленькими штампованными медальонами, которые выступают как промежуточные звенья.

Особый интерес в нашей коллекции представляют девичьи и женские накосные украшения. Прическа туркменских женщин состояла из двух кос, опущенных за спину. Девушки большинства племен носили четыре косы спереди – по две с каждой стороны груди. Во время свадебной церемонии происходил ритуал замены девичье шапочки на женский головной убор. Важная роль в этом обряде отводилась волосам, когда девичьи косы из четырех переплетали в две – признак замужней женщины. На каждую косу навешивали серебряные украшения сачлык, гоза, соединив их пластиной асык. К концам кос подвешивали серебряные пластины с бубенчиками сачуджи или вплетали в косы косоплетку с серебряным куполком на конце. Накосные подвески в основном предназначались для женских кос, сохраняя свое первоначальное значение – быть оберегом от «дурного глаза» (3, стр. 93). Этот вид женских украшений был широко распространен среди всех племен.

Но, без сомнений, уникальным по своей форме и размерам является именно асык (буквальный перевод свисающий, висящий). Это массивная сердцевидная пластина с припаянным цилиндром вверху. Существует версия, что эта подвеска имеет форму наконечника от стрелы. У иомудов украшение достигало огромных величин. Профессор Эйхвальд во время своего путешествия к Каспийскому морю видел, что иомудские женщины прикрепляли к косам массивную серебряную бляху «почти в виде сердца длиной и шириной в один фут…чем она больше и тяжелее, тем моднее». (3, стр. 181). Текинки предпочитали носить изделия менее массивные по три одновременно. В постоянной экспозиции ГМИНВ выставлены два асыка, размеры которых превышают 30 см. В фондах представлены 30 образцов этого украшения. По характеру орнамента и техники изготовления они отличаются друг от друга. Общая у них форма – сердцевидная основа с утолщенным прямоугольным навершием, к которому припаян цилиндр. Часть пластин покрыта позолотой, центральное поле орнаментировано гравированным орнаментом в виде волн, цветочных мотивов и геометрических фигурок. Как правило, сердцевидная форма дублируется на поверхности пластины накладными вальцованными поясками. Обязательным декором для всех изделий этого типа является вставка сердолика в центре. Дорогие асыки выглядели более изыскано: они инкрустировались большим количеством вставок разной конфигурации, а центральная часть окаймлялась бордюром прорезного орнамента в виде волн. Дешевые серебряные асыки, выглядели очень скромно: кроме накладных вальцованных полос и маленькой вставки, более ничем не украшались.

Одной из разновидности асыка, является украшение гоша-асык, в виде двух сердевидных пластин, спаянных вместе. В нашем собрании они представлены в количестве 7экземляров. Каждое из них впечатляет своими нестандартными формами и своеобразным декором. Как отмечалось выше, гоша-асык представляет собой пластину из сдвоенных сердец с навершием, которое напоминает три пирамидальные фигуры, на пике которых припаяны штампованные выпуклые ушки. Нижние края сердец, как правило, декорированы серебряными «застывшими» каплями сердолика в центре. Между двумя пластинами впаяна фигура, очень напоминающая стрелу, наконечник которой украшен вставкой кранного камня. Подвески покрыты позолотой, гравированным орнаментом, филигранными рядами и россыпью сердоликовых вставок овальной формы.

Многочисленную группу нашего собрания образуют украшения на одежду туркменки. Они довольно разнообразны, но самым популярным считались серебряные слегка овальные или прямоугольные бляшки, которые нашивались на грудь женского платья, рукава и ворот, боковые разрезы, на девичьи и женские головные уборы. Иногда бляшки имели вырезные края в форме цветка с сердоликовой или стеклянной вставкой. В нашем фонде хранятся три женских платья туникообразной формы с такими нашивками вокруг разреза ворота. Очень часто полы халата скрепляла парная застежка чапраз-чанга, состоящая из двух пластин ромбовидной формы с подвесками. К одной припаян маленький крючок, к другой – петля (8, стр. 222-226).

Одним из самых популярных нагрудных украшений, не вышедших из обихода и сегодня, остается застежка гульяка (букв. цветок воротника, ворота) – круглая серебряная брошь, скреплявшая ворот платья у шеи. Музейное собрание обладает 26-ю прекрасными и неповторимыми по красоте орнамента, образцами высококлассного мастерства туркменских ювелиров. Серебряное изделие представляет собой чуть выпуклую круглую пластину с фестончатым краем, сквозным прорезным орнаментом в виде стреловидных фигур, сердце, выпуклых ромбиков и кружочков. Множество гнезд с однотонными или цветными вставками придают украшению особый празднично-торжественный вид. Гульяка иомудов по технике исполнения и декору внешне сильно отличается от текинских. Во-первых, для иомудов характерны изделия с выпуклой, в виде шатра, верхушкой в центре круглой пластины. Во-вторых, само изделия сплошь покрывалось тонкими слоями листового золота, иногда повторяя форму лепестков, что придавало украшение более изящный вид. На поверхности золоченого листа штамповался сложный орнамент в виде рогообразных фигур и точек. В-третьих, наряду с сердоликом и цветным стеклом, использовалась и бирюза. Текинские же мастера гульяка орнаментировали своим традиционными способами: гравированным орнаментом с нанесением позолоты на основу, прорезным орнаментом и припаянными накладными медальонами. В 40-х гг. нашего столетия, наряду с традиционной гульяка, появились броши с подвесками – шельпели-гульяка. Их носили не у ворота платья, как застежку, а вешали на пестрой тесьме, на груди. Старинные гульяка, сделанные в начале нашего века, прикреплялись к вороту платья с помощи выступа-пуговицы на ножке, которая припаивалась к обратной стороне пластины, чуть выше центра. Пуговица вставлялась в петли, имеющиеся с обеих сторон разреза платья. Относительно небольшие пластины укреплялись припаянной сзади булавкой.

Своеобразным украшением, которое туркменская девушка одевала чаще всего на свадьбу, было буков - шейно-нагрудное украшение, в виде широкого серебряного обруча с подвеской в середине. Обруч орнаментировался легким узором гравировкой или насечкой, вставками сердолика по краям. В коллекции музея можно встретить буков, поверхность которых обильно покрыта позолотой, широкими поперечными вальцованными полосами, растительным гравированным орнаментом со вставками цветного стекла. Подвеска была или в виде простой прямоугольной пластины или представляла собой систему из фигурных медальонов, скрепленных колечками с многочисленными подвесками или просто в виде бантика с сердоликом в центре (2, стр. 53). Обычно пластина-подвеска имела боковые прорези, в которые продевались петли, припаянные на концах обруча. Наше собрание насчитывает 9 полных комплектов украшения буков и несколько отдельных пластинок-подвесок.

Все традиционные украшения женского костюма в недавнем прошлом обладали магическим значением. Амулетницы, амулеты и обереги считались самой универсальной частью комплекса украшений. Их носили на цепочках, надевали через плечо, прикрепляли сзади на левое плечо. Особенно часто на платье молодых кормящих женщин по обе стороны разреза ворота крепили по обе стороны по несколько серебряных амулетов – тумор или тумаржик. Тумар представляет собой пустотелый цилиндр, свернутый из одного листа серебра с гладкой поверхностью. С одной стороны он запаивался полусферическим куполком, с другой – такой же куполок являлся съемной крышкой (5, стр.103). Традиционно, внутри тумара закладывали изречения из Корана или уголек с солью. Иногда амулетницы были сложной конфигурации: с припаянными серебряными треугольниками сверху и подвесками или зубчатыми пластинками снизу, к которым крепились монетки, детали шельпе или бубенчики. Украшались тумары позолотой, гравированным орнаментом. Цилиндр опоясывали филигранные пояски, которые делили его на сектора, в каждом из которого было припаяно гнездо со вставкой. Интересно орнаментировалась треугольная крышечка: по краям были вырезаны рогообразные фигурки.

На плечики девичьего платья традиционно нашивались парные круглые коробочки-амулетницы со съемной крышкой – безбент (8, стр. 225; 9, стр. 186-187). В центре крышки припаивалось гнездо. Вся поверхность обильно гравировалась растительными завитками или узором ислими вокруг крупной вставки сердолика или стекла, покрывалась позолотой. По краю пускали накладной филигранный бордюр. В нашей коллекции 19 образцов безбента.

Среди украшений, обладающих защитными свойствами, встречаются обереги – дагдан или шельпели дагдан (украшение с многочисленными подвесками шельпе), детский оберег ок-яй. Дагдан - чрезвычайно красивое продолговатое по форме серебряное украшение с двумя –тремя парами рогообразных ответвлений по сторонам и выступами сверху и снизу, со многими вставками сердолика или стекла (9, стр. 189). Дагдан напоминает стилизованное насекомое или пресноводное животное, например, распластанную лягушку. Поверхность изделия покрыта позолотой, прорезным и гравированным узором. К нижнему краю крупных оберегов подвешивались подвески со штампованными деталями шельпе на концах. Украшение представляло собой две запаянные пластины с боковыми сквозными проемами (сверху и снизу) для продевания ниток или тесьмы. Встречаются обереги-дагданы разной величины от 4-5 см до 10-20 см в длину и от 2 до 15 см в ширину. Женщины использовали шельпели-дагдан как нагрудное украшение, вешая его на грудь на пестрой ленте с пришитыми к ней монетками.

Одним из самых необычных детских оберегов был ок-яй (лук со стрелой) – украшение в виде стилизованного натянутого лука со стрелой. Украшение-оберег обычно пришивали на спинку детского халата мальчика от 2 до 7- ми лет и по традиционным представлениям должно было помочь ребенку стать сильным и храбрым. Иногда, если хотели, чтобы следующим ребенком в семье был мальчик, ок-яй нашивали на верхнюю одежду девочки (9, стр187). Резная серебряная пластина обычно не покрывалась позолотой и гравировкой, характерными орнаментальными элементами были накладные куполообразные штампованные бляшки, вальцованная и филигранные полосы, многочисленные вставки. Из технических приемов чаще всего использовали резьбу на проем или декоративную резьбу пускали по краям пластины.

В коллекции ГМИНВ представлены практически все виды украшений для рук Особый интерес вызывают парные наручные браслеты - билезик, аналогов которым нельзя встретить среди украшений других среднеазиатских регионов. Носили их обычно на обеих руках только женщины, обычно среднего и пожилого возраста (2, стр.64). Туркменские билезик представляют собой высокие наручи, которые облегали руку от запястья до плеча. Браслеты принадлежат к типу несомкнутых и делятся на два вида: массивные, широкие, многорядные и узкие однорядные браслеты еке гошма (букв. однослойный). По технике исполнения и декора оба вида схожи. Браслет изготовляли из согнутых серебряных пластин, причем с одно края браслет расширялся, в другом сужался. Лицевая часть покрывалась позолотой и гравированным растительным орнаментом, полосы из накладной зерни делили поле от 1 до 8 рядов, каждых из которых украшали несколькими вставками камней на одинаковом расстоянии друг от друга. Гнезда обвивали гравированные растительные завитки. Зяргяры соблюдали строгую симметрию в расположение вставок и декоративного узора в каждом ряду браслета. С тыльной стороны пластины с двух сторон припаивались штампованные зубцы, напоминающие головки змей (йилан баши). Их количество варьировалось от высоты изделия.

Однорядные браслеты, как правило, были поскромнее, украшались тремя гнездами, накладными фигурными пластинками или гравированным орнаментом, вальцованные полосы окаймляли пластины. На браслете имелось по три-четыре зубца.

 

Кольца и перстни были самым популярным украшением и девочек и женщин. По существующим до сих пор представлениям, женщины должны постоянно иметь на руке кольцо, которое поддерживает ритуальную чистоту рук, необходимую при приготовлении пищи (5, стр. 117-118). Чаще всего кольцо и перстни были серебряными, реже золотыми, самые бедные туркменки одевали медные или слегка посеребренные. Типичные туркменские перстни имели широкую шинку, иногда сужающуюся к нижней части. Сверху припаивался овальный щиток с гнездом под вставку. Иногда шинку украшали попеременно рядами зерни и филиграни или сквозным мелким орнаментам, а оправу опоясывали шарики зерни. Необычны по своей структуре перстни кокенли йузук, представляющие целый гарнитур из пяти колец, нанизанных на цепочку, крепившуюся непосредственно к браслету или к пластине, которая в свою очередь была связана с браслетом шарниром.

Список использованной литературы

1.Войтов В.Е. «материалы по истории ГМВ 1951-1970», изд-во ГМВ, Москва 2006 г.

2.Сычева Н. С. «Ювелирные украшения народов Средней Азии и Казахстана», изд-во «Советский художник», Москва, 1984 г.

3.Васильева Г.П. сборник «Костюм народов Средней Азии, изд-во «Наука», статья «Головные и накосные украшения туркменок XIX – начала XX в.», Москва1979 г.

4.Долгов А. сборник «Очерк этнографии населения Южного Туркменистана», статья «Традиционное кузнечное производство Юго-Восточной Туркмении в конце XIX- начале XX в.», изд-во «Ылым», Ашхабад, 1979 г.

5.Ермакова Е.С. « Женские ювелирные украшения Бухары конца 19 – начала 20 века», изд-во ГМВ, Москва 2000 г.

6.Залетаев В.С. «Древние и новые дороги Туркмении», изд-во «Искусство», Москва, 1979 г.

7.Ермакова Е.С. сборник «Мифологические представления в народном творчестве», статья « Небо из расплавленного серебра и колонна из зеленого изумруда», Москва, 1993 г.

8.Васильева Г.П. «Преобразование быта и этнические процессы в северном Туркменистане», изд-во «Наука», Москва, 1969 г.

9.Васильева Г.П. сборник «Древние обряды, верования и культы народов Средней Азии», статья « Магические функции детских украшений туркмен», Москва, 1986 г.

Опубликовано: Специальный выпуск 2010 г.

Статья «Ювелирные украшения Туркмении конца 19-начала 20 вв в собрании ГМИНВ»,
Издательский дом «Руда и Металлы»
стр. 51-58

 Читать еще о восточных украшениях

12